X
Продажа квартир в исторических местах Подмосковья
Продажа недвижимости в Подмосковье
Продажа недвижимости в Подмосковье
 
 
Поиск
 
 
Очистить фильтр
25.03.2017
EUR/USD1.08
EUR/RUR61.86
USD/RUR57.42
Продажа земельных участков
Аренда земли
Добавить участок
Продажа квартир
Аренда квартир
Добавить квартиру
Продажа домов
Аренда коттеджей
Добавить дом
Видеорепортажи
Новостройки
Вторичный рынок
Коммерческая недвижимость
Загородная недвижимость
Недвижимость за рубежом
Ипотека
Аренда
Анализ рынка
Динамика цен
Добавить статью
Реклама на сайте
Объявления пользователя
Земельные участки
Городская недвижимость
Загородная недвижимость
Статьи
Регистрация
Изменить профиль
Импорт объявлений
Статистика показов
Вход
Промышленное строительство
Реклама на сайте

Контакты
inxxxfo@xxxgeobasxxxes.ru
 Поиск
 Статья
 Мои статьи

Обзор рынка недвижимости

Загрузка...
(Загрузка...)
01.09.2014

Памятник должен говорить о том, что он старый

Памятник должен говорить о том, что он старый #1

В июле в Черниговском подворье Москвы реставраторы случайно наткнулись на уникальную находку – каменное надгробие XVI века, которое принадлежало купцу, на чьи деньги и был построен монастырь. Глава реставрационной фирмы РСК "Возрождение" Андрей Ивлиев рассказал РИА Новости, какие еще интересные находки попадаются реставраторам, где лучше искать клад в старом доме, а также выгодно ли сегодня быть реставратором.

– Андрей Аркадьевич, давайте начнем разговор с общей ситуации в реставрационном бизнесе в РФ. Насколько сейчас востребованы люди, восстанавливающие памятники истории?

– Сразу после падения СССР нужда в реставраторах очень резко упала. Государственных заказов практически не стало, практически единственным заказчиком тогда остался только Кремль.

Реставрационное направление стало восстанавливаться благодаря Сергею Плеханову, который руководил фирмой "Ресма", созданной на базе советского объединения "Союзреставрация". Он смог собрать у себя реставраторов, которые в поисках заработка разбрелись по разным сферам. Кто-то, например, подался на загородное строительство, которое начало развиваться в 1990-е.

Серьезный спрос на реставрацию вернулся только лет пять назад.

– А с чем вы это связываете – стало больше денег?

– Во-первых, реставрация стала востребована. Люди поняли, что красота города - это его индивидуальность, которая складывается из особняков и домов, построенных по индивидуальным проектам и всем правилам архитектуры. Взять такие улицы, как Пятницкая, Ордынка, Покровка – что ни дом, то шедевр.

Во-вторых, появилось мнение, что расценки в реставрации несколько больше общестроительных расценок, и в этой области можно заработать "легкие" деньги. В 2000 году очень много людей рванули в реставрацию. Образовалось колоссальное количество мелких фирм, хапавших объемы, но не справлявшихся с работами и оставлявших после себя брак. Сейчас вроде бы этот период прошел.

Ведь на самом деле высокие оценки в реставрации – это просто иллюзия. В отличие от строителей, мы работаем без погонажа, и если у них объемы работ понятны до подписания контракта, то реставратор, подходя к объекту, как правило, не знает, что его ждет.

Простой пример: рабочие отбили штукатурку, и ты обнаруживаешь сначала 18-й век, потом внезапно 16-й, а где-нибудь внизу еще и 15-й. Зовешь на помощь архитектора, а он сразу не готов рекомендовать, что оставить. Приходится собирать реставрационный совет, чтобы определиться, какое направление предпочтительнее взять – 16-й или 18-й век.

Кроме того, у нас очень много ручной и творческой работы, что очень задерживает сроки выполнения контракта. В результате кажущаяся высокая расценка съедается временем.

– Вы сказали, что недобросовестным реставраторам пришлось уйти с рынка. Почему?

– Появились гарантийные сроки, и ужесточились правила выхода на конкурс. Но мне кажется, нужно дальше с законодательством регулировать некоторые вопросы реставрационного бизнеса.

Например, для получения реставрационной лицензии компании нужно иметь в штате определенного специалиста, и многие фирмы обращаются к одному и тому же человеку, заключают с ним фиктивный договор и подают документы на лицензию. Мы хотим сделать невозможными подобные фиктивные договоры, чтобы один человек не мог числиться в ста фирмах, и ни за что не отвечать.

Кроме того, нужно, чтобы в РФ появилась аттестация специалистов и фирм, чтобы твою квалификацию могла аттестовать специальная комиссия при Министерстве культуры. И если обнаружится, что одни и те же люди работают в разных компаниях, можно будет принимать меры вплоть до лишения их аттестационного удостоверения.

– И как могут быть претворены в жизнь эти предложения?

– Премьер-министр Дмитрий Медведев в последний раз собирал нас на чаепитие в Санкт-Петербурге, и мы просили помочь с этими вопросами. Надеемся, что при поддержке Минкультуры все это воплотим в жизнь.

– Вернемся к бизнес-реалиям. Насколько выгодна деятельность реставрационных компаний? Выгоднее строительства жилья, например?

– Увы, я не могу сказать, что реставрация сильно выгоднее или просто даже выгоднее. Иногда работать по строительным расценкам выгодней, чем ковыряться с какой-нибудь "гнилушкой".

Вот мы как раз сейчас ковыряемся с домом номер 10 в Архангельском переулке в Москве. Там низ здания 17-го века, а верх, что сразу не было видно под штукатуркой, неоднократно перестраивался. Так что сначала мы думали, что придется просто снять штукатурку, сделать вычинку, и можно будет идти дальше. А когда все раскрыли, обнаружили стены и перегородки вприкладку – все было сделано без перевязки. В итоге потеряли и время, и деньги.

А в Черниговском подворье мы нашли надгробную плиту XVI века. Казалось бы, надо радовать – открытие! Но нет, некоторые мои сотрудники подходят и говорят: "Давай ее закопаем, а то сейчас придут археологи, и денег на них у нас в контракте нет. Поэтому они будут сами выбивать финансирование, и пока они его выбьют, у нас уже госконтракт закончится".

– Назовите лидеров реставрационного рынка РФ.

– Лидирующая фирма – это питерский "Балтстрой". Затем следует питерская же "Интарсия", но она работает в основном в Петербурге, ей этого рынка хватает. Потом мы.

РСК "Возрождение", кстати, тоже особо никуда не лезет: нам хватает Москвы и Московской области. Затем идет "Таргет-Цель".

В целом таких боеспособных компаний, которые способны выполнить задачу любой сложности, наверное, с десяток. Остальные либо небольшие локальные задачи решают и не стремятся к увеличению, либо пытаются вырваться на рынок, проваливаются, осыпаются и уходят.

– Давайте поговорим о вашей компании. Какой у вас объем заказов, сколько объектов вы реставрируете?

– У нас порядка 30-40 объектов в год – есть и большие, и совсем маленькие. Порядка 500 человеку работает у нас в штате, а с субподрядчиками численность персонала иногда доходит до 1 тысячи человек. В среднем же на субподряде работает человек двести-триста.

– Легко ли вам сейчас находить специалистов, и идет ли молодежь в реставрацию?

– Не идет. Крайне тяжело найти молодого специалиста. Средний возраст в отрасли – за 50 лет.

В Москве существуют техникумы, институты, которые выпускают специалистов по профессии реставратор-строитель. Ежегодно в наших мастерских проходят практику учащиеся строительного техникума №30, у нас с этим техникумом договор социального партнерства. Кто-то после окончания техникума приходит к нам работать, но специалистов не хватает. Хочется передавать опыт, тем более он у нас есть.

Рассматриваем вариант заключения договора с выпускниками на отработку обучения в организации, как в старые времена – реставрационную отрасль надо омолаживать.

– Есть ли у РСК "Возрождение" какая-то специализация?

– Нам интересны все объекты. Скажем, 17-й век привлекает своими конструктивными ходами и вообще требует особого отношения. А вот 19-й и 20-й века эффектнее, красивее, там больше палитра отделочных материалов.

– И какой период более выгоден реставратору?

– Девятнадцатый и двадцатый, естественно. Там есть и позолота, и живопись. От зданий 17-го века до нас доходит один конструктив, куда ни тронешь - везде гнилушки, куда ни копнешь – везде черепушки.

Но это столетие тоже очень интересно, как, кстати, и 14-й, и 16-й века. Вообще же старые здания, как правило, все перестроены. Ты начинаешь трогать 19-й век и обнаруживаешь следы 18-го.

– Реставраторы берутся за такие малоприбыльные здания главным образом из интереса?

– В первую очередь из уважения к тем мастерам, которые строили. Возьмем тот же 17-й век: прошло 300-400 лет, а здание все стоит и радует потомков.

Поэтому хочется сделать памятник именно таким, каким он был, а не превращать его в блестящий новодел. Если посмотреть на европейские традиции реставрации, то сразу видно, что у них памятники после восстановления не кажутся идеальными, как будто их только что построили. На них по-прежнему виден след времени. Шарм старины остается.

А у нас же считается, что даже памятник 17-го – 18-го века после реставрационных работ должен быть идеально ровным. А это неправильно: не может быть здание идеально ровным, если оно простояло 200 или 300 лет.

Недавно мы работали с Храмом Священномученика Климента Папы Римского в Москве и долго бились именно с тем, что необходимо было сделать иконостас непохожим на новодел. Мы даже тонировали золото, чтобы оно не блестело и выглядело старым. Памятник должен говорить о том, что он старый. Надо показывать его возраст.

– Расскажите о своих самых интересных объектах.

– Они все интересные. Каждый памятник уникален: нет объектов, которые были бы похожи друг на друга. Я уже 30 лет в реставрации, и я не могу заранее спрогнозировать, что мне принесет следующий объект.

Но тот же Храм Климента был очень интересным. Представьте: начало 1700-х годов. В России в основном глинобитные домики стоят, а здесь уже работают теплые полы, причем по всему периметру. Итальянские мастера сделали очень хорошую, продуманную систему вентиляции и калориферного отопления.

– И вы это все восстановили?

– Нет, потому что тогда пришлось бы отапливать храм дровами. Но когда мы стали просчитывать укладку воздуховодов, то они все легли прямо в старые каналы. При этом сечение тех каналов и сечение каналов, которые сегодня требует СНиП, одно и то же.

То есть триста лет назад специалисты-итальянцы просчитали все – и чтобы минимальные теплопотери были, и чтобы максимальный комфорт, и отопление за счет теплых полов и калориферного отопления. Уникальная инженерная система, остается только снять шапку.

– У вас есть какие-нибудь объекты на примете, в реставрации которых вы хотите поучаствовать?

– Самый интересный из тендеров сейчас – это Черниговское подворье. Частично мы им уже занимаемся, но хотелось продолжить работать на следующем этапе реставрации.

Вот ВВЦ будут реставрировать, мы надеемся тоже там поучаствовать, поработать.

– А какие случались в вашей практике интересные находки?

– Когда мой отец еще работал на Варварке, то там один кровельщик нашел кусок металла, и на нем гвозди выпрямлял. Потом оказалось, что это золотой слиток, который был положен в стенку печки как кирпич.

Вообще все находки, как правило, происходят вокруг печки, ведь в России дом исстари строился вокруг нее, и вся жизнь человека крутилась вокруг печки. Клады либо под печку прятали, закапывая, либо в печку.

Часто нам попадается оружие - револьверы, патроны, завернутые в газету. Их в основном прятали на чердаках или в подполе.

Очень много интересных находок случается при реставрации старинных особняков. В доме номер 20 на Остоженке, например, был кабинет, обитый обычным гипсокартонном. Когда сняли гипсокартон с потолка, неожиданно обнаружили купол. Сначала ничего не поняли, но потом, когда начали работать с полами, нашли изразцы мавританского стиля, которыми этот купол был когда-то декорирован. Получается, что при переделке здания люди, хотевшие сохранить наследие, сложили мавританские фрагменты между полами, пол зашили и постелили паркет.

Вообще мы в подполах часто находим уникальные вещи, которые присутствовали при отделке этих помещений. Удивительное дело: нигде в архивах ничего о доме не сказано, а из подпола достаешь находки, позволяющие понять замысел архитектора и воспроизвести то, что казалось на корню утраченным.

Беседовал Александр ЛЕКСАКОВ

Рубрика: РСК "Возрождение", "Таргет Цель", "Ресма", "Союзреставрация", "Балтстрой", "Интарсия", XVI, СССР, ВВЦ, ЛЕКСАКОВ

Совместный проект журнала «Собственник» и радиостанции «Говорит Москва» стартует 3 июля Совместный проект журнала «Собственник» и радиостанции «Говорит Москва» стартует 3 июляПутин: проект пригородного сообщения Подмосковья должен стать приоритетом Путин: проект пригородного сообщения Подмосковья должен стать приоритетом

Авторизация/Регистрация

E-mail:
Пароль:
 (Забыли пароль?...)
 
Войти
 

Реклама на сайте
© 2009 ООО «Паритет-Строй» - межрегиональная строительная компания: строительство и продажа недвижимости Москвы и Подмосковья. Продажа квартир, коттеджей и земельных участков в сотрудничестве с ведущими агентствами недвижимости. Приглашаем к сотрудничеству региональные агентства недвижимости и частных риэлторов.